21.06.21

971

Никита Стогний. Один день из жизни кардиохирурга

День заведующего кардиохирургическим отделением тюменской областной больницы № 1, к.м.н., Никиты Стогния расписан буквально по минутам, как будто у него не 24 часа в сутках, а 48. Вот он проводит консилиум, а через 15 минут уже делает сложнейшую операцию, а потом идет делиться опытом с подопечными студентами.

Никита Юрьевич не только высококвалифицированный кардиохирург, но и новатор, который постоянно изучает передовые методы лечения и внедряет их в практику, чтобы спасать пациентов.

07:00. Никита Стогний уже на рабочем месте. Обход начинает с реанимации, затем - кардиохирургическое отделение. На этот раз ночью привезли женщину 70 лет, у которой на остановке внезапно остановилось сердце, но ее откачали. Потом у Никиты Юрьевича есть еще полчаса, чтобы в кабинете зайти в программу 1С, где отмечены все пациенты отделения, пообщаться с дежурной сменой медсестер, понять, как складывается ситуация в отделении до начала рабочего дня.

– Как поступают пациенты в реанимацию? Это какие-то экстренные ситуации?

– В отделении проводится плановая кардиохирургия, но есть и экстренная кардиология. Бывают ситуации, когда помощь человеку требуется ночью и ждать нельзя – тогда мне звонят, я собираю команду. Весь механизм отлажен, его нужно только координировать.

– По каким направлениям работает кардиохирургическое отделение № 1?

– Несмотря на то, что оно называется кардиохирургическим, на самом деле является сердечно-сосудистым. И этим можно гордиться – таких отделений, оказывающих весь комплекс сердечно-сосудистой помощи, в стране немного. В отделении проводятся все хирургические вмешательства на сердце взрослым пациентам с ишемической болезнью сердца, приобретенными пороками сердца, заболеваниями аорты. В целом, мы охватываем очень большой спектр заболеваний. В год в отделении проводится 1100 операций.

8:00. Начинается планерка в отделении: обсуждаются операции, которые были накануне, состояние пациентов в реанимации, предстоящий операционный день. А уже через 30 минут – другая планерка, с заместителем главного врача по медицинской части и заведующими отделениями, где идет разбор так называемых межотделенческих пациентов – как правило, это сложные случаи, требующие решения консилиума. Сегодня 2 консилиума (а бывает и 3-4), проходят они в рентгенохирургической операционной, чтобы можно было сразу определиться с тактикой лечения.

– Какие случаи можно назвать сложными?

– Сложные пациенты в основном кардиологические, то есть те, которые поступили к нам по скорой помощи и им требуется срочное оперативное вмешательство. А, по сути, этот больной является междисциплинарным – у него есть осложнения по другим системам организма. Ответственность в принятии решения о лечении такого пациента огромная, ее невозможно вынести одному врачу, поэтому любую из ряда вон выходящую ситуацию лучше обсудить с командой. Каждый специалист видит свою грань, в итоге, иногда путем бурных обсуждений и споров, принимается оптимальное для данного пациента решение.

– Каким пациентам требуется такой мультидисциплинарный подход и решение консилиума?

– Например, недавний случай – в ОКБ № 1 поступила 68-летняя пациентка с диагнозом разрастание забрюшинной злокачественной опухоли, рецидив. А когда сделали компьютерную томографию, то выяснилось, что лейомиосаркома размером 10 на 7 сантиметров проросла в брюшной отдел аорты. Мы провели консилиум совместно с онкологами Медицинского города и решили оперировать – важно максимально удалить опухоль.

Удаление злокачественной опухоли проводил заведующий хирургическим отделением № 1 МКМЦ «Медицинский город» Евгений Франк. Оперативное вмешательство на аорте проходило под руководством сердечно-сосудистого хирурга кардиохирургического отделения № 1 ОКБ № 1 Азата Ахметова. Операция длилась 4,5 часа и проходила в два этапа – сначала удаление опухоли и резекция участка брюшной аорты нижней полой вены, а затем протезирование аорты с помощью синтетического протеза сосуда. Все прошло успешно, пациентку выписали в удовлетворительном состоянии. Потом она продолжила лечение у онкологов.

9:30. Пациенты кардиохирургического отделения передаются в операционную. Ассистент заведующего отделением, тоже кардиохирург, делает разрез. А в 10:00-10:05 в операционную подходит Никита Стогний.

– А каким должен быть кардиохирург, по вашему мнению?

– Кардиохирург должен быть как летчик – стремительно принимать решения в моменте.

13:30. Никита Юрьевич выходит из операционной и направляется в отделение. К этому времени поступили новые больные, их нужно осмотреть, спланировать операции на следующий день – решить, кто готов к хирургическому вмешательству, а кто еще нет, распределить больных между хирургами.

– Экстремальные ситуации в вашей работе бывают?

– Экстремального в работе кардиохирурга мало, напротив, все четко, продумано, выверено. А вот когда дежуришь по Центру медицины катастроф, там, безусловно, динамики больше.

Набор юного спасателя с собой – подушка, чай, экстренный набор, и поехали лечить, например, огнестрел. Помню, осенью выезжали на травму в Ишим – мужчина попал под комбайн, ему пропороло ногу, обильное кровотечение. Приезжаю – лежит мужчина, у него поражена артерия. Убираю с раны сначала траву, потом ткань штанов, зашиваю артерию, смотрю, живая или нет нога. Живая.

Добираюсь до отделения под утро, а у меня план. Еще и сложный случай – 60-летний мужчина, вполне здоровый, потерял сознание. Что случилось? Инфаркт исключили, расслоения аорты нет. Непонятно. Собираем консилиум, а там: «Давайте подумаем про опухоль!» Сделали компьютерную томографию, которое показало, что у пациента редкая саркома сердца. В результате мужчину прооперировали. Достаточно экстремально?

– А сколько операций в отделении проводится в день?

– Давайте считать. В неделю проводится около 20-22 операций, значит, 4-5 в день. Из них 10 хирургических вмешательств в неделю – это операции на открытом сердце.

14:00. Никита Стогний проводит консультации в отделении, чтобы определить тактику лечения больных со сложной маршрутизацией.

– Расскажите про операцию по восстановлению аортального клапана по методике японского кардиохирурга.

– Эта операция по передовому методу Шигеюки Озаки впервые проводилась в стенах ОКБ № 1 и стала уникальной, в том числе и для нашего региона. Ее специфика заключается в том, что полностью удаляются пораженные створки аортального клапана. Из собственной сердечной сумки выкраиваются новые лепестки створок. Нашей пациенткой стала 56-летняя женщина, у которой был порок клапана, мучила одышка.

Операция была сложной, ювелирной и стала своеобразным показательным обучением, на котором присутствовали кардиохирурги больницы. А проводил ее российский ученый, д.м.н., профессор, врач-кардиохирург высшей категории, директор Клиники аортальной и сердечно-сосудистой хирургии в первом Московском ГМУ имени И. М. Сеченова Роман Комаров. А еще он мой старший товарищ, мой сэнсэй, учитель, с которым я два года рука об руку работал в Российском научном центре хирургии имени академика Б. В. Петровского.

15:00. Заведующий кардиохирургическим отделением работает с документами, с историями болезней пациентов.

– Как переживаете смерть пациента?

– К этому невозможно привыкнуть. Это момент опустошения. И всех пациентов, которые умерли, помнишь, сколько бы их ни было.

16:18. В это время у Никиты Юрьевича официально заканчивается рабочий день. Об этом все знают, поэтому телефон перестает звонить. И, говорит кардиохирург, теперь можно поработать спокойно – заняться такими делами, которые требуют глубокого погружения и сосредоточенности. Впрочем, это удается не всегда, потому что три раза в неделю к Никите Юрьевичу приходят на занятия студенты Тюменского медицинского университета.

19:15. Рабочий день заведующего кардиохирургическим отделением заканчивается «де факто». Но это не точно – всегда может произойти ситуация, которая задержит его в больнице. Но сегодня все спокойно – можно пойти домой к семье или отправиться на тренировку. Чтобы завтра снова спасать людей.

– Недавно вы вернулись из Сочи с соревнований «Кубок созвездий». Хоккей – спорт энергозатратный. Как вас хватает на все?

– Спорт – неотъемлемая часть жизни. Другого варианта нет. Это же все тренировка выносливости: и за операционным столом, и здесь. Отстоял 4-5 часов за столом, и на хоккей. Кстати, на те пять дней, что у меня длится дежурство по Центру медицины катастроф, обязательно выпадет тренировка. Так что выхожу на лед с телефоном. Я катаюсь, он на бортике лежит».

– Приходилось ли вам сталкиваться с чудом?

– Раз спросили, придется рассказать. Как я уже говорил, всегда любил хоккей, и у нас с братом были простые дешевые клюшки. Когда мне было 14 лет, в Тюмени на льду встретились ХК «Рубин» и московское «Динамо», а канал «Спортивная арена» решил устроить конкурс – кто угадает счет матча, тому подарят клюшку со всеми подписями игроков «Рубина». И я загадал счет 4:5 в пользу «Динамо Москва». Я обращаюсь к высшим силам: «Бог, если ты есть, сделай чудо – пусть у меня будет эта клюшка». И вот третий период, и «Динамо» забивает на последней минуте. Я стал единственным человеком, кто угадал счет. Мне подарили клюшку с подписями всех игроков ХК «Рубин».

Это предыстория...

Шел второй год моей ординатуры, я уже собирался уезжать в Тюмень. Мы с коллегой оперировали пациента, у которого случилась аневризма аорты, выполняли коронарное шунтирование. Пациент в реанимации, коллега уезжает в санаторий далеко за пределы Москвы. И наш больной начинает умирать. А я не хочу, чтобы он умер! Качаем сердце больше 20 минут, я буквально на нем, делая непрямой массаж сердца, заезжаю в операционную. Выполняем операцию, зашиваем – остановка сердца, снова расшиваем, и так несколько раз. Я отошел от стола: «Бог, я к тебе обращаюсь второй раз в жизни. Пусть мужчина выживет. Если он выживет, то об этой истории я стану рассказывать каждый раз, как у меня будет такая возможность». Мужчину откачали и увезли в реанимацию, а я на следующий день улетел в Тюмень. Звоню: «Умер?» Говорят: «Нет, живой. Его интубировали, кровотечение остановилось».

У этого мужчины была изломана грудина из-за массажа, сердце несколько раз останавливалось, а выписался на 10 сутки после операции и без каких-либо неврологических последствий. Чудо? С тех пор я эту историю рассказываю – обещал.

 

По материалам статьи Елены Сидоровой, журнал «НЕДУГАМНЕТ.RU».

Фото https://nedugamnet.ru/persons/148